Валерий Вольный, BeMobile:
«Новых дата-центров в Украине пока не будет»

Консалтинговая группа E&C и издание о рынке информационно-коммуникационных технологий  iToday подготовили серию публикаций о рынке дата-центров и облачных сервисов в Украине. В наших публикациях участники рынка говорят о деньгах, особенностях функционирования рынка, его  проблемах и его победах.

Сегодня в рамках проекта  мы говорим с руководителем дата-парка BeMobile Валерием Вольным о том, как начинался рынок дата-центров в Украине, его росте и о том, почему BeMobile решил сосредоточиться на услуге колокейшн.

Парк обработки данных «BeMobile» – одна из крупнейших в Украине специализированных площадок для размещения серверного оборудования любых корпоративных заказчиков в строгом соответствии с требованиями стандарта TIA-942, уровня безотказности TIER III.  Сегодня он сосредоточен на предоставлении услуги колокейшн – услуге размещения оборудование клиента в дата-центре, обеспечения его электричеством и каналами связи с высокой пропускной способностью, обслуживанием 24/7 365 дней в году.

– Валерий Робертович, ваш дата-парк был одним из первых в Украине. Почему вы увидели в этом бизнесе перспективу?

Валерий Вольный
BeMobile

– Наверное, стоит начать с истории. Начался этот бизнес где-то лет 15 (может, немного больше) назад, и начали его операторы связи. Именно они начали строить для себя дата-центры, а лишние площади сдавать в аренду своим клиентам, которых подключали. Позже состоялось, так сказать, расширения этого бизнеса: где-то в период 2005-2010 года вышли на рынок два больших игрока – BeMobile и De Novo, чтобы работать в сфере предложений аренды площадей для серверных крупных компаний, финансовых структур. То есть тех компаний, которые нуждаются в более внимательном, скажем так, отношении к безопасности своих данных. Ведь остановка для них – это потерянные деньги. Они должны, прежде всего, смотреть на непрерывность работы дата-центра, поэтому BeMobile и De Novo – это дата-центры, которые отвечают уровню Tier III (уровень резервации и инфраструктуры, физической безопасности и надежности как инфраструктурной части, так и строения в целом, при котором активное оборудование дублируется по принципу N+1, дублируется распределение потоков, а выполняя профилактические работы нет необходимости отключения ЦОД).

На момент появления BeMobile и De Novo рынок формировался за счет собственных ресурсов: то есть компании, крупные и средние, строили, как правило, свои собственные серверные, а в сознании клиента не было ещё понимания того, что свои сервера он может куда-то поместить на арендованные площади.

Построить свою серверную – довольно дорогостоящее мероприятие, требующее значительного количества  инвестиционных средств.  Поэтому, можно сказать, что толчком к развитию нашего бизнеса стал кризис 2008-2009 годов. В De Novo рекламировали свои предложения довольно широко и, надо им отдать должное, очень много вложили для того, чтобы клиент пошел.  Тогда уже существовали относительно небольшие дата-центры, в приспособленных каких-то помещениях, как правило, – в жилых районах. И клиенты таких дата-центров – в основном были небольшие. Первые крупные клиенты пошли, когда на рынке появились мы.

– Не смотря на это, бизнес-модели  BeMobile и De Novo существенно отличаются…

– На первом этапе предоставлялась только одна услуга – колокейшн. Это был хостинг в области интернет проектов. Остальные варианты существовали только на уровне разговоров: об этом больше говорили, чем реально использовали на практике. Мы сосредоточились на этом бизнесе – услуге колокейшн. У нас – здание  7500м2, которое удачно соответствовало требованиям дата-центров, согласно Tier. Оно имело два электрических входа от разных подстанций. Что, собственно говоря, было, в свое время, одним из основных требований.

Отмечу, что мы выбрали другую концепцию ведения бизнеса. Если De Novo строила полностью готовый дата-центр «под ключ», со всеми модулями и площадками, то мы построили только основную инфраструктуру, а модули и площадки строили по мере того, как появлялись клиенты, и в соответствии с требованиями самих клиентов. Дело в том, что понимание у всех клиентов разное и требования разные –  просто сделать модуль под Tier III, ещё не значит попасть в требования конкретного клиента. Всегда есть нюансы: если у клиента есть требования к экранированию (например, у банка), то мы ему строили экранированный модуль, если клиент без требований к экранированию, то строили неэкранированные модули.  Поэтому, если посмотреть нашу схему расположения модулей, она будет немного хаотичной, ведь  они строились не сразу, а по очереди, под заказчика.

Постепенно мы развивались и росли довольно интенсивно в первые годы. Строили модули в зависимости от требований клиентов. На данном этапе у нас порядка 50 клиентов, а общая мощность потребления дата-центра на сегодня – почти 1.5 мВт (непосредственно IT – около 950 кВт, т. е. под мегаватт,  плюс инфраструктура).  В настоящий момент мы можем обеспечить доступ внешней мощности до 2 по 7 мВт.

– Достаточно впечатляющие показатели.

– Да, мы, однозначно, если считать по потребляемой мощности, по количеству установленного серверного оборудования, – №1. По деньгам я не могу конкурировать с De Novo, ведь они работают сейчас, уже в основном, в области облачных услуг. Они бесспорные лидеры, а мы сосредоточились только на одном виде услуг – колокейшн.

У нас в дата-центре сейчас присутствуют кабели порядка 30 операторов связи. Здесь уже есть определенный и мощный узел связи, есть уже точка обмена трафиком и операторы коннектятся между собой. Поскольку мы занимаемся только колокейшн и только одним видом бизнеса (мы не системный интегратор, не оператор связи, а только оператор самого дата центра), мы ни с кем не конкуренты, нас никто не боится, и к нам приходят все операторы, которые выполняют стандартные требования к построению инфраструктуры.

– Но почему вы решили сосредоточиться только на колокейшн?

– Всё очень просто. Мы – выходцы, в основном, из энергетики. То  есть,  мы хорошо знаем, как работают дата-центры, электричество, кондиционирование, а в IT мало чего понимаем.  Можно, конечно же, было нам идти туда, набирать дорогостоящую команду, влезать в рынок, которого мы не знаем… Но у нас ресурс, огромная площадка, которую хотим полностью занять. Если бы мы пошли в «область денег», то в меньшей степени занимались бы самой площадкой. А это уже не устроило бы наших клиентов: для серьезных клиентов важно, чтобы тут был только дата-центр, а не, например, ещё офисные здания какие-то. Выбранный нами подход помог привлечь сюда серьезных клиентов.

Такие клиенты очень внимательно изучают риски, проводят аудит не только технический, но и организационный, инфраструктуры дата-центра. Они изучают даже биографию учредителей, чтобы вы понимали, – знают, где, например, работает жена учредителя, дети. Это им очень важно. Если у тебя не один учредитель, а, к примеру, а два – это тоже риск, так как они могут поссориться, а в украинских условиях ссора учредителей выливается, как правило, в рейдерство… Любая деталь важна, а не только техническая сторона.

– Поговорим о деньгах. Знаем, что рынок облачных услуг растет очень быстро. Как обстоят дела с услугами колокейшн?

– Сейчас все бросились в облака, так как всем очень интересно, и там много денег. Колокейшн, если представить такую пирамиду как пирамида потребностей Маслоу, то это – самая нижняя прослойка. У нас много затрат и мало денег. И на данном этапе бизнес «чистого колокейшна» не развивается. Последние 3 года нет роста как такового. Есть новые клиенты, но старые…

– Уходят в облака?

– Нет, они просто уходят. Как правило, в никуда. Банки например. У нас были «Надра банк», «Дельта банк», «Земельный банк», ещё штук 5 банков, которые просто умерли. Много банков, которые стояли у нас, обанкротились. Часть площадок освобождается, новые клиенты приходят на это место. 

Новыми клиентами раньше были инвестиционные проекты. То есть клиент открывает какой-то новый бизнес и ему нужны новые ресурсы, нужно где-то размещаться. Эти проекты появлялись и росли как грибы. Сейчас этого нет. Сейчас клиент появляется, если в другом месте площадка уже старая, не соответствует требованиям, и нужно её поменять. Это не новые инвестиционные проекты.

Но мы оптимисты и считаем, что этот бизнес развиваться будет. Очень рассчитываем, что в Украине инвестиционный климат будет налаживаться и начнет расти этот бизнес. И появятся новые клиенты. Да, уже приезжали, смотрят, заглядывают… Ещё пока нет проектов, но заглядывают некоторые крупные, достаточно известные мировые бренды.

— Выбранная BeMobile бизнес-модель оправдала себя за эти годы?

– Да, конечно. Бизнес достаточно прибыльный. Хотя он очень долго возвращает инвестиции, но он стабильный. Нам нельзя не платить. Нам платят. С другой стороны цены упали, по сравнению с 2012-2013 гг. Они в 2 раза ниже, если брать стоимость в долларах, а у нас 100% оборудования, которое здесь используется, – импортное. В Украине не производится ничего. И затраты у нас на 60% привязаны к доллару эквиваленту. То есть рентабельность снизилась, но, тем не менее, при всё при этом, бизнес рентабельный. Но новые дата-центры не будут пока появляться.

– Почему?

– Потому что инвестиции в это нужны очень большие.  Даже не столько купить это всё и построить, а попробовать подключить всё это, обеспечить электроэнергией. Электричество в Киеве – очень большой дефицит, и получить где-то площадку, к которой можно подвести 2 электрические линии, – это очень большие деньги.

Строить новые дата-центры нерентабельно. Нужно очень много денег. Да и клиентов, где ты их возьмешь?

– Что нужно, чтобы они строились?

Клиенты должны расти. У нас появляются клиенты, как только в Украину идут инвестиции. Появляются инвестиции – появляются клиенты. Это тесно взаимосвязано. Нужно, чтобы экономика развивалась. Как только в страну пойдут деньги, всё наладится очень быстро. Появится море дата-центров и бизнес начнет развиваться. В мире валом денег и они не знают, куда их всунуть, эти деньги. Но инвесторы должны, если вкладывают, быть уверенными, что потом получат отдачу,  а не надеяться, чтобы их никто не стыбрил.

 Дата-центры – одна из производных экономической конъюнктуры. Когда ты планируешь инвестицию в страну, ты собираешься строить здесь что-то, налаживать какой-то бизнес, тебе нужно данные где-то хранить. Ты, конечно, можешь частично пользоваться облаком, но далеко не каждый бизнес всё может в облаках хранить – если рассчитывать по объемам данных, которые можно использовать, то это где-то 50/50. Если у тебя какие-то хранилища, проще купить свои сервера и хранить на своих серверах. Это ещё зависит от специфики бизнеса. Кое-что «по безопасности» клиент не готов в облака отправлять, кое-что – по другим причинам.

– Как о вас узнают клиенты?

– 50% – это работа отдела продаж: приглашаем в гости, проводим экскурсии… Ещё 50% – это сарафанное радио, рекомендации от наших клиентов и партнерская работа (компании которые рекомендуют нас  – системные интеграторы, компании, которые продают сервера и т. д.).

Те, у которых появляется мысль о новом проекте, начинают искать и находить, ведь пройти мимо – достаточно сложно: рынок у нас довольно узкий.

— Исходя из количества клиентов и их уровня — обычная реклама это не ваш путь…

– Реклама вообще тут не работает. На неё, конечно, можно тратить кучу денег, только она абсолютно, вообще, ничего не дает. Реклама – это для частных предпринимателей, «интернетчиков». У нас – центр для банков, торговых сетей и все их IT-директора нас знают. Они знают, что есть De Novo, есть Парковый, есть BeMobile. Они все эти названия знают, поэтому они все позвонят, они все приедут, посмотрят и сравнят.

– Ранее Вы сказали, что рынок 3 года не растет уже. К концу 2019 года ситуация изменится?

– Не растет колокейшн. Растет в облаках. Постепенно клиентура свои какие-то ресурсы переводит в облачные технологии. Я рассчитываю, что в следующем году начнется тенденция возврата тех, кто уехал за границу и там поставил свои сервера. Почему ресурсы выводились из страны? Сам бизнес был полутеневой, серый. Все фирмы, практически до одной, совершали определенные серые сделки. Некоторые – чуть больше, некоторые – чуть меньше, но все боялись. Власти вели себя как? Они приходили и забирали у тебя сервера, и потом ты эти сервера сам у них покупал. Был такой вариант для бизнеса. Те, кто занимался в серой зоне, боялись держать здесь ресурсы. Поэтому на рынке появилась куча «умных» дата-центров из Литвы, Польши и прочих стран, которые начали продавать свои услуги. И свою долю они отхватили. Но там держать ресурс дороже, чем здесь, а сейчас риск меньше, что на тебе власть будет зарабатывать, что будет приходить забирать эти сервера и потом тебе продавать. И «серых зон» стало меньше.  Будут возвращаться. Я уверен.

Добавить комментарий